Заметки по истории науки — мысли в. и. вернадского и современника

Заметки по истории науки: мысли В. И. Вернадского и современника Проблемы истории науки давно интересуют историков и специалистов различных отраслей науки и техники. Известно, что наука развивается неравномерно — это достаточно сложный процесс, который характеризуется наличием противоречий, спадов, подъемов, возвратов на новом уровне к старым, давно оставленных или забытых взглядов, борьбы различных мнений, гипотез, теорий, редко выходят из этой борьбы в своем первоначальном виде, но почти всегда незаметно меняющихся, превращающиеся, вбирая в себя новые элементы. Этот процесс нельзя свести к чисто логической схемы. Жизнь науки сложнее любой схемы. Ее развитие определяется не только логикой движения научных идей, но и прежде всего самой жизнью, его требованиями, условиями. Отдельные аспекты проблемы освещены в работах ученых, посвященных истории развития той или иной отрасли науки. Однако не все аспекты истории науки освещены с достаточной полнотой, а некоторые соображения являются устаревшими. На ходе развития науки сказываются заинтересованность общества, экономический уровень той или иной страны, социально-психологический климат эпохи, господствующие религиозные, философские, идеологические течения и тому подобное. Все это затрудняет деятельность в области истории науки и техники, тем более, что она призвана осветить не только историю научных идей, но и ход развития самого познания. Следует обратить внимание на мысль, что историк науки имеет дело по существу с тем, чего уже нет в реальности. Он может судить о прошлом только по сохранившимся памятникам бывшего, по уцелевших фрагментах, которые не отражают процесса во всей его сложности.
Космос и астрономия

Это прекрасно понимал Вернадский. «Сухая запись или документ, лежащие в основе исторического изыскания, — пишет он, — дают Лишь отдельное представление в реально шедшем процессе». А точнее, отдаленное представление, потому что реальный ход процесса познания неизмеримо сложнее и не может быть у всех своих опосредованиях зафиксирован в документах. Историк в своих рассуждениях основывается на документах, но даже тогда, когда он установил путем долгого критического анализа их достоверность, он не должен забывать, что документы — это еще не сама действительность, а только застывший следует ее мгновения, ее частичное отражение. Как фотография фиксирует мгновение существования человека, но не раскрывает всех сторон его личности, так и исторический документ, если он даже вполне объективный, что бывает далеко не всегда, не раскрывает исследуемый процесс в целом. Отметим, что процесс познания истории отдельной области науки, например история селекции зерна, история обработки, становления какого научного центра или раскрытия личности ученого, находится в постоянном движении, все время открывая новые факты и взгляды. Прошлое научной мысли, писал Вернадский, "рисуется нам каждый раз в совершенно иной и все новой перспективе. Каждое научное поколение открывает в этом прошлом новые черты ... Случайное и неважное в глазах ученых одного десятилетия получает в глазах второго нередко крупное и глубокое значение ". Понимание прошлого по мере развития науки меняется, прошлое выступает в новом свете. Исходя из этого, Вернадский делает Следующие два вывода, которые в полной мере могут быть отнесены и к истории сельскохозяйственной науки и техники. Во-первых, «история научной мысли ... никогда быть не может дать законченную неизменную картину, реально передающую действительный ход событий» и спустя должна каждым поколением изучаться заново ". В начале XX в., Когда Вернадский писал эти слова, история науки как научная дисциплина была еще слабо развита и он выходил в своем заключении исключительно мысли о зависимости отображения прошлого от состояния естествознания. Но если мы теперь учтем, что развивается не только естествознание, но и история науки и техники как научная дисциплина, совершенствуются методы ее исследования, значительно вырос уровень знаний, объем изученных материалов и т. инше, то вывод Вернадского получает новое подкрепление. Второй вывод Вернадского имеет еще более методологическое значение. "Историк ..., — писал он, — сам создает, если можно так выразиться, материал (точнее — предмет) своего исследования, оставаясь однако, все время в рамках точного научного наблюдения. Поэтому в истории науки постоянно приходится возвращаться к старым сюжетам, пересматривать историю вопроса, вновь ее строить и переделывать ". Это означает, что историки не просто время от времени заново повторяют предыдущие исследования, используя ранее известные и включая в орбиту внимания новые документы и материалы, но и изучают такие стороны процесса развития науки и техники, такие проблемы и аспекты движения научного знания, ранее не изучались. Расширяется проблематика историко-научных и историко-технических исследований, были ставятся новые вопросы, связанные с новым этапом развития науки или с новым пониманием, порожденным самим историческим материалом, новой методологической установкой. В результате не просто расширяются рамки старых представлений о прошлом, о закономерностях развития науки и техники, но они нередко реформируются, приобретают новые черты или совсем меняются. Историк науки и техники, таким образом, выступает уже не в роли пассивного регистратора событий, а в роли исследователя, создает предмет своего изучения, что определяет вопросы, подлежащие выяснению. Он заново, под новым углом зрения, с определенной целевой установкой считывает старые материалы о прошлом, мобилизует новые, чтобы получить ответы на поставленные им вопросы. По нашему мнению, настоящий историк — это не фотограф-ремесленник, а художник, раскрывает не мимолетный образ, а внутреннюю сущность выбранной им натуры. Но, в отличие от художника, историк направляет свою творческую фантазию не в изображение объекта, а на формулировку исследовательской задачи и поиск необходимых и достаточных для ее решения материалов и затем уже строит свою картину в строгом соответствии с ними. Возникают вопросы: 1 может историк-специалист по общей истории или истории Украины раскрыть и проанализировать ход научной мысли, например, в биологии или в теоретической механике, медицине или ветеринарии, посягты профессиональные тонкости великого математика, агронома или инженера, которые внесли значительный вклад в развитие науки? 2. может специалист упомянутых направлений науки выполнить ту же работу? Ответ на эти вопросы однозначен: ни первые, ни вторые выполнить на должном уровне исследования по науке и технике не смогут. Это может сделать историк, постигшим тонкости соответствующей науки, или специалист конкретной области науки, обладающего запросами исторической науки. В наше время наиболее весомые достижения в области истории науки и техники имеют именно специалисты по физике, биологии, технических и других естественных наук, которые вели исторические исследования с близкого им тематики.